?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

namaste


176032.jpg  Я ошибалась.
Какао не греет также, как оно до трогательности и слёз согревает героев сказок из Муми-дален.
Не согревают и старые бумажные письма, ведь люди их писавшие, давно стали чужими и далёкими, а многое и вовсе писалось не мне.
Встречи с друзьями так же не отличаются уютом и комфортом, постоянно впадаем в крайности.
Игольчатая зима стремится к своему завершению...

  Я какая-то нелепая Филифьёнка, замкнутая в своём чопорном мире.
От осознания этого факта становится так безумно обидно...

  Если мир подводит за руку и тихо шепчет на ухо: "Пора, меняйся девочка..."
Если добрые друзья вокруг непонимающе смотрят в глаза, отводят в сторону и начинают спрашивать: "Что происходит?"
Если даже случайные знакомые замечают во мне колкость и грубость... на ровне с безграничным светом и теплом...
Знаешь, это знак к тому, что время измениться, исправиться - пришло.
Но не для всех сразу, нет.
Для кого-то - одного.

  И лучшего средства не найти, чем книга, в унисон с которой вот уже три года бьётся моё сердце.
"Добро пожаловать в мир, Малышка!", произносит она шёпотом и счастливая улыбка появляется на моём лице.
Она не перебивает меня и выслушивает до конца.
Никогда не учит и не пытается переубеждать.
Всего навсего показывает то, как бывает.
Позволяет раствориться в тишине и собственных мыслях.
И расставляет всё по своим местам.

  Олицетворяя себя с героями, а их самих - с живыми людьми, я учусь быть той, что будет счастлива.
Я учусь принимать свою отрешённость и то, что иные способны видеть во мне зачастую больше, чем я сама.
Я учусь любить людей и не трусить, говоря о чём-либо или выражая свои эмоции.
Я учусь... учусь быть, в конце концов, просто человеком, который хочет для себя единственно верного применения - быть родным и любимым.

Фэнни Флэгг "Добро пожаловать в мир, Малышка!"
с. 156 "Девочка, которую она, как ей казалось, помнила, была грустная, заторможенная, много плакала, часами сидела, глядя на сверкание солнца в листве, и чего-то сильно, до боли, хотела. Но чего она хотела и куда это желание делось, Дена не знала. Дело в том, что она едва помнила ту девочку."
с. 230 "... он обнял её на прощание и долго держал. Дене от этого стало ещё противнее, она не выносила, когда эмоции выставляют напоказ. Это смущало её до невозможности."
с. 231 "Дена не любила слишком приближаться к людям, как и подпускать их к себе тоже не любила. Ей было намного комфортнее сидеть напротив человека, чем рядом <...>. Когда её пытались взять под руку, у неё начинался приступ клаустрофобии."
с. 351 "Не нужны тебе никакие психотерапевты, Дена Нордстром. Я совершенно бесплатно скажу, что с тобой не так. Ты считаешь, что не любишь людей, а на самом деле любишь. И ты их просто боишься, поэтому ты одна."

Post Scriptum:
Раньше все эти слова казались бесспорным отражением.
Сейчас многие становятся лишь искривлённой иллюзией прошлого.
Всё меняется, меняюсь и я.
  Где-то внутри птичка трепещет.
Задевает крылышками рёбра, норовит вспорхнуть и улететь к мечтам.
Ощущения, будто на лифте резко вниз - случаются всё чаще.
И почва уходит из под ног.